Ещё одна долгоиграющая допинговая история подошла к концу. 12 октября Международный союз биатлонистов официально изменил шесть результатов биатлонных гонок на Олимпиаде в Сочи. Все они касаются многолетней примы российского биатлона Ольги Зайцевой. У спортсменки были аннулированы все её результаты Игр. Пять из них касаются лишь технических протоколов: Зайцева лишилась 28-го места в спринте, 11-го в гонке преследования, 15-го в индивидуальной гонке, 23-го в масс-старте и четвёртого в смешанной эстафете. Но один старт стоит особняком – речь идёт о женской эстафете, где сборная России в составе Екатерины Шумиловой, Яны Романовой, Ольги Вилухиной и Ольги Зайцевой взяла серебро. Теперь у спортсменок этих медалей нет. Для Шумиловой и Романовой это были единственные олимпйские медали в карьере.

По большому счету ничего нового в этой информации нет: Спортивный арбитражный суд в Лозанне признал Зайцеву виновной ещё в 2020 году. Но IBU изменил протоколы только сейчас.

Разумеется, это решение всколыхнуло очередную волну недовольства. Комментатор Дмитрий Губерниев заявил, что по-прежнему считает Зайцеву чистой спортсменкой. Депутаты Дмитрий Свищев и Виталий Милонов вновь нашли в этом элементы заговора, экс-глава Союза биатлонистов России Владимир Драчёв и вовсе предположил, что это не «конец симфонии» и основной целью была не Зайцева, а «рыба покрупнее». О ком он говорил, можно только догадываться.

Сама Зайцева, кстати, новую информацию восприняла достаточно меланхолично: «Это старая информация. Вы по мне соскучились, что ли? Давно ничего про меня не слышно? Все эти решения были озвучены в 2020 году».

Кстати, многие уже забыли, но изначально вместе с Зайцевой в допинговом кейсе фигурировали ещё две участницы эстафеты – Яна Романова и Ольга Вилухина. Всех их упоминал в своих показаниях Григорий Родченков. Единственная, к кому не было предъявлено претензий – Екатерина Шумилова. И это весьма любопытно: ведь Шумилову включили в состав эстафетной сборной буквально на флажке. Изначально гонку должна была бежать Екатерина Глазырина. После своего исключения из состава биатлонистка разразилась гневным постом в соцсети, начинавшегося с «Не команда, а…».

Кстати, сама Глазырина уже отбыла целых две допинговых дисквалификации и может вернуться в сборную в этом сезоне.

Почему же оправдали Вилухину и Романову, но наказали Зайцеву?

Всё очень просто: арбитражный суд опирался на баланс вероятностей. В случае с Вилухиной и Романовой против них говорили лишь косвенные обвинения. Во-первых, сам Родченков обвинял их в досрочной сдаче чистых проб и их подмене во время соревнований. Во-вторых, на крышках их проб были обнаружены царапины, которые могли свидетельствовать о вскрытии.

Суд решил, что этих доказательств недостаточно. В случае с Зайцевой, помимо царапин на крышке и показаний Родченкова, были и другие факторы.

«Список Дюшес».

«Дюшесом» Родченков называл специальный коктейль из допинга и алкоголя, который стоило давать во время Олимпиады главным претендентам на медали. Зайцева считалась лидером сборной, и ей «Дюшес» полагался.

Стоит отметить, что «список Дюшес» — это не просто список спортсменов, нацарапанный карандашом на салфетке. Это электронный файл, созданный до старта Олимпиады в Сочи на компьютере сотрудника центра спортивной подготовки. При этом в «Дюшес-листе» фамилии спортсменов были закрыты кодовыми номерами, однако их сопоставление с другими документами позволяет легко вычислить, кто под каким номером скрывается.

Из-за «списка Дюшес», в частности, был дисквалифицирован скелетонист Сергей Чудинов, у которого не были найдены другие признаки подмены пробы. Дело в том, что МОК признал прямую связь между списком и подменой проб, поскольку у подавляющего большинства «дюшесников» были выявлены и другие признаки подмены, в частности, аномальная соль. И так мы возвращаемся к делу Зайцевой.

Но при вынесении решения в отношении Зайцевой «список Дюшес» также не учитывался: Родченков не передавал свой «коктейль» биатлонистке и не видел, как она его употребляет.

В результате главный фактор дисквалификации биатлонистки: аномальная соль.

И вот этот фактор, видимо, и был основным для вынесения решения не только по Зайцевой, но и по остальным участникам сочинского скандала. Как вы помните, изначально список обвинённых в употреблении допинга насчитывал целых 43 фамилии. 28 из них были полностью оправданы, а позднее к этому списку добавились ещё и Вилухина с Романовой – итого 30. Оставшиеся были либо оправданы частично (с аннулированием результатов Сочи-2014, но без пожизненной дисквалификации), либо не оправданы вовсе. И, по всей видимости, именно содержание соли и стало решающим фактором в вынесении решения «за» или «против». В частности, аномальная соль была обнаружена в пробах бобслеиста Александра Зубкова, который лишился не только двух золотых медалей Сочи, но и поста главы Федерации бобслея России.
То же самое произошло и с Зайцевой. В своих показаниях спортсменка оправдывала показатели соли тем, что во время Олимпиады ела много солёной рыбы и икры. В мотивировочной части CAS есть выдержка из показаний, в которых Зайцева говорит, что «иногда ела соль ложками» (по всей видимости, фигурально).

Ещё одним фактором было наличие мужской ДНК в одной из более поздних проб Зайцевой. Комиссия МОК считала, что это связано с систематическим употреблением запрещённых препаратов. Но позднее выяснилось, что Зайцева занималась незащищённым сексом с мужем, и этот пункт CAS убрал из обвинения. Об этом почему-то многие забывают и обвиняют суд в предвзятости.

Для чего же нужна соль в пробах?

По версии обвинения спортсмены сдавали на хранение чистые пробы для их последующей подмены в Сочи. Заготовок проб было мало, поэтому их нужно было разбавлять. Чтобы плотность мочи не изменилась, добавлять нужно было не воду, а специальный солевой раствор.

Швейцарский профессор Михаэль Бернье провёл анализ уровня соли в пробах участниц Олимпиады в Ванкувере и сравнил с российскими пробами с Игр в Сочи. При этом с Ванкувера-2010 брались пробы спортсменок из разных стран, с разными особенностями питания. Профессор установил, что стандартное содержание натрия в моче спортсменок составляет 67,39 ммоль/л. Стандартное отклонение составило 40,88. Аномальное содержание было установлено на отметке 190 ммоль/л, то есть с трёхкратным превышением стандартного содержания.

При этом в Сочи у спортсменок из одной только России стандартное содержание составило 126,66 ммоль/л, а стандартное отклонение — 131,98. Разброс был слишком велик, особенно с учётом того, что пробы 2010 года принадлежали спортсменкам разных национальностей, а 2014-го – только россиянкам.

По анализу Бернье аномальный уровень натрия был выявлен у 13 сочинских спортсменов из России. Кроме того, в ванкуверских пробах высокий уровень натрия сопровождался и высоким уровнем креатинина. В сочинских пробах такой прямой взаимосвязи не было. Зато была взаимосвязь с концентрацией в пробах хлорида. То есть была выявлена корелляция натрия с хлором. Не нужно быть нобелевским лауреатом по химии, чтобы понять, что эти вещества дают в соединении поваренную соль.

Чем ситуация грозит Зайцевой?

Помимо лишения серебра Сочи, биатлонистка не потеряла почти ничего. В её копилке останутся золотые медали Турина и Ванкувера в эстафете и серебро Ванкувера в масс-старте. Она не могла выступить на Олимпиаде в Пхёнчхане, но к тому времени спортсменка уже завершила карьеру. Кстати, с этим и было связано долгое рассмотрение кейсов Зайцевой, Вилухиной и Романовой: CAS сосредоточился в первую очередь на действующих спортсменах, чтобы оперативно оправдать или обвинить их, а затем уже приступить к завершившим карьеры.

Главный минус для неё сейчас – Зайцева не сможет работать в спорте и в биатлоне в частности. Но на другую деятельность – к примеру, работу в политике или СМИ, наказание не распространяется. А институт репутации в России не очень-то и работает. Тем более, что Дмитрий Губерниев до сих пор считает Зайцеву «чистой спортсменкой».